Верховный Суд не разрешил взыскать с наследника покупателя оплату по устному договору купли-продажи акций.

Фабула дела

Бетелин продал Ставицкому 50 обыкновенных акций конструкторского бюро «Корунд-М». Покупатель акции не оплатил. Ставицкий умер. Бетелин уведомил нотариуса, что акции не оплачены. Однако бумага не стала для нотариуса значимым препятствием, и спорные акции перешли к наследнице Ставицкого – Раевской.

С помощью экспертов Бетелин определил рыночную стоимость акций – 310 000 000 рублей, и направил Раевской требование об оплате. Не получив ни ответа, ни денег, Бетелин обратился с иском в суд о расторжении договора купли-продажи акций и об их возврате. Однако сам договор купли-продажи истец в дело не представил, заявив об устном характере сделки.

Позиция судов

Суд первой инстанции посчитал, раз нет письменных договора и передаточного распоряжения, то нет и договорных отношений, а значит обязанность по оплате акций к наследнице не перешла. Также суд применил исковую давность. В итоге в требовании было полностью отказано.

Апелляция с таким подходом не согласилась. Несмотря на отсутствие письменного договора в дело были представлены иные доказательства: соглашение, анкета зарегистрированного физического лица, открытие счета в системе ведения реестра на имя покупателя, передаточное распоряжение на перечисление акций на счет Ставицкого. Эти документы, по мнению апелляционных судей, подтвердили факт возмездной продажи акций. Срок исковой давности судьи тоже посчитали иначе: не с момента перехода прав на акции к Ставицкому (25.03.2011), а с момента, когда у Раевской истек срок для добровольного исполнения требования Бетелина об оплате акций (13.03.2017). В итоге суд расторг договор купли-продажи акций и обязал Раевскую вернуть акции Бетелину.

Кассационная инстанция взвесила все «за» и «против» и склонилась к позиции первой инстанции об отказе в иске в связи с отсутствием текста договора и передаточного акта. Также судьи согласились с тем, что срок исковой давности начал течь с момента передачи акций, а не с момента предъявления требования об их оплате.

Позиция Верховного Суда РФ

В центре внимания судебной коллегии стал вопрос оплаты акций.
Истец утверждал, что раз стороны письменно срок внесения оплаты не установили, то такая обязанность возникает с момента востребования (п. 2 ст. 314 ГК РФ), о чем истец и заявил в марте 2017 года. Однако судьи посчитали, что оплата должна производиться именно по правилам п. 1 ст. 486 ГК РФ – непосредственно до или после передачи акций, так как иной порядок оплаты акций законом не предусмотрен. Истец не доказал, что между сторонами была достигнута договоренность об оплате акций спустя время или по требованию продавца, равно как и не было доказательств отсрочки оплаты.

Вторым аргументом в пользу ответчика стал пропуск срока давности: он подлежит исчислению с момента передачи акций и не связан с иными обстоятельствами.

В итоге Верховный Суд РФ оставил в силе решение первой инстанции об отказе в удовлетворении иска.

Определение Верховного Суда РФ от 21.01.2020 № 305-ЭС19-18457 по делу № А40-169343/2018.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *