Верховный суд РФ: суммы доначисленного НДС могут быть взысканы с недобросовестного контрагента

Акционерное общество «Таймырская топливная компания» собратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Таймырстрой» с иском о взыскании 5 567 657 рублей 82 копеек убытков, представляющих собой суммы налога на добавленную стоимость (далее — НДС), соответствующих суммы пени и штрафа, начисленных истцу по результатам налоговой проверки в связи с взаимоотношениями с ответчиком.

Решением Арбитражного суда Красноярского края, оставленным без изменения судом апелляционной и кассационной инстанции без изменени в удовлетворении исковых требований отказано.

Верховный суд РФ отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

В качестве доводов Верховный суд РФ указал:

  1. В силу положений пункта 3 статьи 1, пункта 3 статьи 307 Гражданского кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В частности, при исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.
  2. При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков (абзацы второй и третий пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 (редакция от 22.06.2021) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).
  3. Принцип добросовестности предполагает, что исполняющее обязательство лицо, учитывая права и законные интересы контрагента, должно воздерживаться от поведения, вступающего в противоречие с установленными государством обязательными требованиями к ведению соответствующей деятельности и способно негативно повлиять на имущественную сферу контрагента. В частности, подрядчик, преследовавший при заключении договора цель получения оплаты за выполненные работы, но допустивший нарушения при ведении своей деятельности, не должен ставить заказчика в такое положение, при котором последний не сможет реализовать права, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.
  4. Согласно пункту 2.1.10 договора ответчик принял на себя обязательство выполнить работу своими силами либо, с письменного согласия заказчика, силами третьих лиц; подрядчик несет ответственность за убытки, причиненные третьим лицом при исполнении настоящего договора. Привлечение ответчиком к выполнению работ по договору третьих лиц нарушает как условие договора, так и положения пункта 1 статьи 706 Гражданского кодекса, предусматривающего, что подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков), если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично.
  5. В силу сложившейся судебной практики, налогоплательщик — заказчик и его контрагент рассматриваются как участники по сути одного правонарушения, если их действия носили согласованный характер и были направлены на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2021 N 301-ЭС20-19679, 25.01.2021 N 309-ЭС20-17277, 28.05.2020 N 305-ЭС19-16064).
  6. В ходе рассмотрения налогового спора поведение топливной компании квалифицировано как непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента (пункт 10 постановления Пленума N 53). Каких-либо обстоятельств, позволяющих сделать вывод о соучастии топливной компании в нарушениях, допущенных обществом «Таймырстрой» и привлеченным ею субподрядчиком, согласованности действий заказчика и подрядчика (субподрядчика), направленности этих действий на получение экономического эффекта за счет неуплаты НДС в бюджет, суды не установили.
  7. В подтверждение недобросовестности поведения общества «Таймырстрой» при заключении договора подряда (на стадии проведения конкурсного отбора) топливная компания, в том числе со ссылками на результаты налоговой проверки, указывала, что общество «Таймырстрой» представило недостоверные сведения об имеющихся у него трудовых ресурсах (образовании, должности, стаже специалистов и т.п), свидетельствах о допуске к работам, оказывающим влияние на объекты капитального строительства от 23.01.2013, чем создало видимость своей благонадежности как контрагента.
  8. Истцом также указывалось, что в нарушение условий договора подряда общество «Таймырстрой» без его согласия привлекло субподрядчика — общество «Мегаполис» к выполнению работ без получения согласия заказчика (пункт 2.1.10 договора), именно в отношении этого субподрядчика налоговым органом сделан вывод о его мнимом участии в выполнении работ на объектах топливной компании с целью скорейшего перечисления денежных средств, полученных от топливной компании, в пользу иных лиц и для последующего обналичивания денежных средств. При этом, истец также опровергал довод общества «Таймырстрой» о несоответствии ответчика минимальным требованиям для получения свидетельства саморегулируемой организации для работы на опасных производственных объектах, что якобы создавало сомнения в его профессиональных возможностях.
  9. Проверка названных доводов имела значение для правильного рассмотрения настоящего дела, поскольку они указывают на допущенные подрядчиком нарушения при исполнении договора, которые обусловили невозможность реализации права на вычет НДС у топливной компании, то есть на наличие причинно-следственной связи между недобросовестным поведением подрядчика при заключении (исполнении) договора и причинением ущерба заказчику, а также оснований для уменьшения размера убытков.

Определение Верховного суда РФ от 09.09.2021 № 302-ЭС21-5294 по делу № А33-3832/2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *